Додаток 5.1.1 Миссис Блэр отбивается от прессы // Зеркало недели.

Інформаційно-комунікаційний менеджмент у глобальному суспільстві: психологія, технології, техніка наблік рилейшнз

Автор: | Год издания: 2005 | Издатель: Київ: МАУП | Количество страниц: 440

Зеркало недели

Юлия ЗАГОРУЙКО (Лондон)

Вот уже недели три, как британское общество наслаждается скандалом, связанным с женой премьер-министра Тони Блэра. Вернее, общество внемлет, а наслаждается британская пресса, которая сама же раскопала факты, умело их "поджарила" и теперь пытается как можно дольше потчевать ими публику через экраны и газетные полосы.

Не секрет, что политиков британские журналисты "обожают" больше всего, независимо от их партийной принадлежности. Причем больнее "бьют" именно тех, которые у власти. Но если серьезные газеты больше заняты ударами в области политики и экономики, то бульварная пресса пытается ударить "ниже пояса" — отслеживает пикантные нюансы частной жизни и расписывает их, упирая на общественную мораль.

Обличительная кампания против Шери Блэр началась в воскресенье 1 декабря на первой полосе Mail on Sunday, a Daily Mail в последующие дни лишь убыстряла обороты скандала за счет новых находок. Суть истории вкратце такова. Шери Блэр задумала купить квартиру в Бристоле, где в местном университете учится старший сын Блэров. Чтобы не заниматься поисками жилья самой и не привлекать к покупке излишнего внимания (той же прессы), она поручает дело некой Кэрол Кэплин, которая из личного спортивного тренера давно уже стала близкой подругой супруги премьер-министра и ее доверенным советником в вопросах "стиля" жизни. Кэплин привлекает к заданию своего бой-френда австралийца Питера Фостера. В октябре он успешно проводит переговоры о покупке уже двух квартир в одном доме, договаривается о снижении цены, оформляет нужные бумаги и о своих успехах регулярно докладывает Шери Блэр по электронной почте. А уже через месяц выясняется, что Фостер — мошенник со стажем. В 89-м за продажу чая для похудения он отсидел четыре месяца в тюрьме США, а в 95-м был осужден на два года в Британии, опять же за поддельные чаи для похудения. Из переписки Фостера с друзьями, обнаруженной журналистами, стало известно, что он надеялся развернуть рекламу очередных "худательных" таблеток с привлечением семьи премьер-министра. В 2000 году он был приговорен австралийским судом к 2,5 года лишения свободы за подлог документов. Сегодня Австралия требует его экстрадиции из Британии.

Дело принимает особенно неприятный оборот, когда в руки газетчиков попадает электронная переписка Фостера и миссис Блэр. Газета Daily Mail распечатывает ту часть писем, которая касается вопроса недвижимости. Вся подноготная бизнес-сделки (и якобы "дружеские", бесплатные услуги Фостера) выносится на суд читателей. Шери Блэр начинают обвинять в том, что своим финансовым советником она выбрала человека с криминальным прошлым.

Истерзанная газетами и телевидением, Шери Блэр решает сделать официальное заявление. Во время чтения, которое транслируется по всем каналам в прямом эфире, голос ее порой дрожит от подкатывающих слез. Она признается в ошибках, не обвиняет никого, кроме себя, и объясняет, что не имела ни малейшего понятия о прошлом мистера Фостера. На этом историю скандала, который уже успели обозвать "Шери-гей-том", можно было бы считать закрытой. Если бы не одно существенное "но": незнание не освобождает от ответственности. И миссис Блэр, как один из самых видных юристов в стране, не может этого не знать.

На самом деле жена премьера не совершила ничего противозаконного. Она покупала недвижимость на собственные, а не государственные деньги. Миссис Блэр — не бедная женщина, ее годовой доход намного превышает заработную плату мужа. Достаточно сказать, что один час ее консультаций как юриста стоит 250 фунтов стерлингов (около 400 долларов). И даже то, что одна квартира предназначалась сыну, а другая покупалась как инвестиция, ее личное дело.

Однако есть в этой истории один по-настоящему неудобный для премьер-министра нюанс. В стране уже месяц горячо и на разных уровнях обсуждается предложение правительства о повышении платы за обучение в университетах. Почти половина парламентских лейбористов выступает против, многие родители предвидят крушение своих надежд выучить детей, студенты выходят на демонстрации. Кстати, в лондонской демонстрации в позапрошлое воскресенье принял участие даже сын министра иностранных дел Джека Стро (о чем с удовольствием сообщили все медиа). Действительно, как на фоне того, что практически каждый второй из желающих учиться в университете не сможет себе этого позволить, любящая мать, она же супруга премьер-министра, лидера партии, которая проповедует равные возможности для всех, покупает квартиру стоимостью 67 тыс. фунтов (более 100 тыс. долларов), где будет жить ее сын, студент первого курса. Получается партийно-моральная неувязка.

На прошлой неделе правительство приостановило обсуждение проекта о повышении оплаты за высшее образование. Многие комментаторы посчитали, что немалую роль в этом сыграл квартирный скандал Шери Блэр. Сам же Тони Блэр стойко "перемолчал" все тяжелые дни, пока пресса перебирала косточки его супруги. Однако после ее публичного заявления не удержался. И коротко прокомментировал: "Я горжусь своей женой". Еще бы не гордиться. Таких женщин в Британии не так уж много. Высокопрофессиональный юрист, мечтающий стать верховным судьей, работающая мать четверых (!) детей в возрасте от 2 до 18 лет, супруга премьера, исполняющая круг обязанностей во многих благотворительных организациях. Поэтому, конечно, ее признание в человеческих слабостях не могло не тронуть сердца британских женщин.

Надо сказать, что многим журналистам, особенно из "нежелтой" прессы, уже надоело участие, даже косвенное, в раздувании скандала. Это стало заметно еще неделю тому, и по тону аналитических статей в ведущих газетах, и по виду маститых телекомментаторов, которые без заметного энтузиазма "объясняют" причины и следствия дела. Тони Бен, двадцатилетней давности лидер лейбористов, как нельзя лучше определил противоречивую сущность развязанного скандала. В прямом эфире на канале Sky News он ответил журналистам следующее: хотите нападать на Тони Блэра, его правительство и его партию — нападайте. Для этого в стране имеется много проблем: возможная война в Ираке, отношения с США, пенсии, здравоохранение, образование. Но зачем трогать жену премьер-министра и разбирать ее частные ошибки, не влияющие на интересы государства?

После обнародованного "покаяния" Шери Блэр комментаторы осторожно заговорили о том, что история себя исчерпала и пора бы подвести черту. Но, оказывается, публика так не считала. Во всяком случае, телеопрос канала ВВС-24 показал, что телезрители разделились почти поровну: одни считают его законченным, другие желают дальнейших расследований.

На прошлой неделе скандал, казалось, шел на убыль. Как вдруг в пятницу, не стерпев утерянного "желтого" лидерства, свет рампы на себя направила газета Sun. Крупным шрифтом на пяти первых страницах было распечатано содержание телефонных разговоров Фостера с матерью, к ним аккуратно прилагались комментарии. Личность Фостера в результате была полностью "замазана" в черный цвет. Все остальные масс-медиа стали живо обсуждать — кто, кому, когда и за сколько продал разговоры, а заодно и кто их записал. Разные высказывались версии, в которых в качестве "продавца" фигурировали то сам Фостер, то его подруга и даже Даунинг-стрит, 10 (адрес штаб-квартиры премьер-министра). Наконец "несчастный" Фостер прервал молчание и сделал публичное заявление перед камерами: извинился перед четой Блэров за причиненные неудобства, сказал, что не настолько он уж плох, как его изображают журналисты, и объявил, что улетает на австралийскую родину.

После этого с первых газетных полос исчезли огромные портретные фотографии растерянной миссис Блэр, а дальнейшее течение истории стали излагать небольшими колонками где-то на внутренних страницах. Пока что трудно сказать, скандал закончился совсем или ему грозит новый виток возгорания. Ибо журналисты все еще подозревают, что Шери Блэр могла пытаться повлиять на ход депортации Фостера в Австралию. Если тому найдется документальное подтверждение, пощады супруге премьера не будет. Кроме того, среди таблоидов продолжаются взаимные "расследования" — идут поиски источников утечки конфиденциальной информации и выяснение наличных сумм, которыми расплачивались редакции за полученный товар. Где и на чем они остановятся — весьма сложно предугадать.

Тем не менее у британской прессы, не только таблоидной, еще остались вопросы к семейству Блэров. Правомерность их постановки трудно отрицать. Неужели, действительно, премьер-министр (по утверждению его жены) был не в курсе, что супруга покупает две квартиры общей стоимостью почти полмиллиона фунтов? Если знал, то почему не вмешался хотя бы советом? Или не поинтересовался течением сделки и людьми, в ней задействованными?

Но наиболее серьезный вопрос звучит так: почему жена премьер-министра позволяет себе иметь дело с темными личностями и почему она так неразборчива в бизнес-связях? И как она может гарантировать обществу, что мошенники за оказанные услуги не потребуют от нее платы более существенной, которая может затрагивать интересы государства?

Наш коментар: на прикладі цієї публікації ми можемо оцінити роль ЗМК в британському суспільстві та їх вплив на діяльність парламенту, уряду та політичну поведінку високих посадових осіб.